Игрок из Золотого Запада

У меня всегда было стремления стать высочайшим мастером в картах. Эдди Магваер

Эдди Магваер был странным человеком. Некоторые говорят, что он и вправду пробивал себе дорогу шоумена. Даи Вернон считал его сумасшедшим. Но в 1930 он выполнил своё обещание, и привез великого шулера Вальтера Скотта в Нью-Йорк для того, чтобы с ним познакомился Узкий Круг и именно Магваер добавил новую главу в историю карточной магии. Если он намеривался посредством таких действий сделать себя известным, то он полностью ошибся. Эдди Магваеру нравилось считать себя великим карточным экспертом, и он предполагал, что представления Вальтера Скотта откроют дверь в Нью-Йорке к святая святых. Возможно, он даже надеялся, что его способности в картах оценят его знакомые эксперты, и что к нему будут относиться, как к одному из самых лучших картёжников в США. Но это был не тот случай. В книгах по истории магии Эдди Магваер упоминается только как человек, который привез Фантома в город.

Эдвард Джиланд Магваер родился в Западном Варвике, Род-Айленда 24 ноября 1890 г и страстно увлекался фокусами ещё с детства. “Самые мои лучшие дни в моей жизни – это было то время, когда я тренировался делать карточные фокусы”, говорил он, когда вспоминал свои первые шаги в картах. Он однажды заявил, что проводил до десяти часов в день, сидя в комнате, где был только он и колода карт. И время не было потрачено впустую, оно сделало его очень крутым фокусником. Он четко умел делать тасовку одной рукой, о которой он так много рассказывал и мог скрутить половину доллара сквозь суставы своих пальцев, используя незаметное движение своей руки. Это был обыкновенный флоуриш, который Магваер действительно исполнял его превосходно. Когда он стал взрослым, к его интересу к картам дополнился ещё один интерес – его стала привлекать манипуляции с сигаретами, именно в этой области манипулирования Кардини стал знаменитым. Магваер стал тоже экспертом в этой области, своей работой он удивил даже Даи Вернона.

Есть только одна вещь, которую он оставил после себя и она касается биографии, странная бессвязная брошюра под названием “Если вы проиграете свою 100000 $ за ночь.” В ней он заявил, что в возрасте пятнадцати лет он был хорошо известен в своем родном городе Ривер Поинт, в Род-Айленде, как эксперт по игре вист и покер, и что его ловкость рук была часто направлена в правильных целях за карточным столом против тех, кто обманывает. В одной из своих фантазиях он считал себя Робин Гудом или человеком способным вернуть деньги тех, кто проиграл их карточным акулам. Тогда он очень высоко описывал свои способности в ловкости рук, он говорил, что достиг такого уровня, которого Падеревски (известный пианист) достиг на пианино. Магваер часто приводил музыкальные сравнения. Он с гордостью также говорил, что обращался с колодой карт, как Фритз Крислер обращался со скрипкой.

И даже, несмотря на то, что он закончил Высшую Школу Уорвик, он не хотел ни о чем думать, как только стать профессиональным фокусником. Поэтому, в девятнадцать лет он сделал свои первые шаги в шоу бизнесе и работал с М-с Том Там с её шоу лилипутов в роли сценического руководителя, они разъезжали с турне по Соединенным Штатам. Его семья была достаточно богатой, его отец работал в бизнесе спиртных напитков, и мог позволить своему сыну заниматься своим хобби, и не важно, каким необычным оно было. Отец всегда придерживался мысли и говорил “Пусть лучше мой сын будет хорошим фокусником, чем плохим адвокатом”.

В своих мемуарах Магваер говорил, что ездил по Европпе, как Велики Джиланд со своим иллюзионным шоу и выступал на хорошо известных мероприятиях, включая Фолис Бежу в Париж.

Огласка о Магваере и его иллюзионом шоу сохранилась в коллекциях историков магии и ученных. Брошюра рекламирует компанию сорока эстрадных артистов, включая Геби Дислиса и Эвлиа Лея, они были очень известными со своими выступлениями, и представления будущего “Веселых девочек” из Лондона и иллюзион в котором машина исчезает на сцене. Изчезание машины – это хороший трюк, но в случае Магваера он, по-видимому, преуспел в создании эффекта, где исчезало всё шоу, но я не мог найти хоть каких-то упоминаний про то, что Велики Джиланд и его компания когда-либо выступали. И чем больше вы всматривайтесь в рекламное “фото” Магваера тем больше оно кажется похожим на вырезанные и вклеенные фото для шоу, которое существовало только в воображении Магваера. Другой страстью Магваера были азартные игры, он описал свой выигрыши в Монте-Карло, где он “бомбил” крупный банк в казино не один, а аж три раза, и использовал свою собственную секретную систему игры в рулетку. Здесь он был известен как Эдди “Текс” Магваер, он говорил, что это имя ему дали Французы как почтение к мифу игрока с запада. Великий тур путешествий закончился с началом Первой Мировой Войны. Срочнослужащий Магваер, воевал во Франции и был демобилизирован из армии после осколочного ранения и попадания в газовую атаку.

Мы знаем, что он вернулся в США в начале 1920-ых и именно с этого времени реально начинается история Фантома за Карточным Столом. В 1922, Магваер начал переписываться с эстрадным фокусником Т. Нельсоном Доунсом, который завершил свою сценическую карьеру десять лет назад и жил в своем доме в Маршелтауне, штат Айова. Магваер договорился с Доунсом, что он купит у него мудрые советы, касающиеся карт, первая часть советов стоила 25 долларов, и взамен Доунс пообещал ему “десятки эксклюзивных идей”. Они были проданы с условием, что будут только непосредственно для него и чтобы он держал их в секрете.

Хотя Доунс зарабатывал себе на жизнь манипуляциями с монетами, его письмо, адресованное Магваеру, копии которого сейчас лежат в Библиотеке Джона Хея в Браунском Университете, штат Провиденс, четко определяет тот факт, что он хорошо разбирался практически во всех аспектах карточной магии, особенно в шулерстве, “Я прочел все книги о шулерстве в картах, и я присутствовал на играх и помогал ловить мошенников” говорил Доунс в своем письме отвечающему на вопрос Магваера про то какой метод сдачи вторых лучше. Доунс сказал, что сдача вторых бьла лучшим приемом из когда-либо придуманных для карточной игры с преимуществом, он добавил, “Я потратил сотни часов – да, а может даже и тысячи часов – практикуя сдачу вторых, которая походила бы естественную сдачу, и я практически отработал её до конца “это подобно изобразительному искусству” – да яиногда и сам себя дурю, когда здаю вторые”. Он придерживался мыслей Эрднайзе, но не соглашался с ним в том, что сдача нижних была лучше.

Переписка с Доунсом переросла в дружбу и эти два фокусника встречались несколько раз, они продавали трюки, делились информацией и слухами. Репутация Магваера как человека разбирающегося в картах росла и ему даже стали делать комплименты его коллеги и иногда даже про него упоминали в журналах. Он щедро делился своими знаниями и своими деньгами, а когда Доунс был не знаком с каким-то эффектом, он отправлял подробности такого трюка и копии журнала Сфикс и комментарии фокусников которых он видел. Но два исполнителя, к которым он не мог близко подобраться были Даи Вернон и Сэм Хороуитз. Это удручало Магваера потому что Доунс сказал ему, что Вернон и Хороуитз как фокусники в картах разбирались лучше всех. И они не делились секретами своих методов. Вернон однажды озадачил Доунса карточным трюком, который оставил последнего под большим впечатлением и в раздумьях. Это был тот же трюк, который Вернон использовал, чтобы обмануть Гудини, но Доунс был уверен, что это был почти такой же трюк, который Доунс изобрел много лет назад. Правда это или нет, но Вернон не раскрыл секрет трюка. Тем не менее, Магваер понял, что располагает возможностями и средствами, чтобы преуспеть в области, в которой он отстал, Доунс стимулировал его тем, что разыскал этих двух экспертов, узнал их секреты, и, конечно же, объяснил их ему.

Макс Малини

Одного исполнителя особенно высоко уважали Вернон и Хороуитз – это был Польский фокусник Макс Малини. Он был маленьким пухлым человеком с короткими ручками и сбитыми толстыми пальчиками, у него был выраженный акцент и талант искажения Английского языка. Его магия была просто великолепна. Хороуитз говорил про него, что он “лучший”, а Магваер искал способ, чтобы попасть в Узкий Круг, он думал, что если познакомиться и сдружится с Малини, то с ним будут дружить Вернон и Хороуитз.

Малини был странствующим исполнителем, “последний из трубадуров”, с наглым, а иногда даже и дерзким стилем. Он любил работать так, что находил себе богатых клиентов, завлекал их в свою компанию, после делал шоу, за которое ему щедро платили. И не редко ему преподали драгоценные камни, золото и серебряные безделушки в качестве оплаты. Некоторые люди, на которых работал Малини, были не из тех, кто носил с собой наличные. И определенно не ясно – как же Магваер организовал свою встречу с Малини. Одно мы знаем точно, он снял номер в гостинице напротив его дома в Нью-Йорке, и начал его выслеживать везде где он был. Раньше или позже им пришлось встретиться друг с другом. И после этого они стали друзьями, если можно так сказать. Малини скорее был так заинтересован в деньгах Магваера как Магваер в его Магии. Когда Доунс узнал про это, его это не впечатлило. Он виделся с Малини много лет тому назад в 1899, в Лондоне, и считал его выступление не достаточно ловким и искусным. “У Малини было что-то – я не знаю, что это, но у него есть две или три незаметные вещи, которые помогают ему в микромагии, это всё что я могу сказать про него и это всё чем он выделяется”.

Хотя у него было немного больше, но в утверждении Доунса была часть правды. Малини не был картежным экспертом и его магия была далека от первоклассной но у него было тонкий дар – он хорошо путал зрителя, умел привлекать внимание и нашел способ зарабатывать на соей магии – он представлял её так что зритель думал это лучшее из лучших. Зрители терпели его недостаток в неумении себя вести на сцене и принимали это за иностранную причудливость. При всех его недостатках в этой области, Малини несомненно обладал забавным характером, но иногда он доводил компанию в которой он находился до критического состояния. Один раз он разложил колоду карт лентой на ценном столе, потом показал нож и воткнул его в карты. Так он нашел выбранную карту, но и повредил ценную мебель. Он даже и не задумывался о том, что это ценная мебель. Он скорее верил в то, что глубокий порез в столе был прекрасным напоминанием для его владельца о том, что его когда-то развлекал великий Малини.

Даже Вернон отметил, что Малини мог быть грубым, иногда и в его представление было много грубостей, но и в этом было что-то особенное – его зрители всегда были ошеломлены и они все находились под впечатлением от его магии. С другой стороны Магваер восхищался тем, как Малини мог непринужденно говорить в любой компании и у людей он зарабатывал не только доверие, но и хорошие деньги, оплачиваемые за шоу. Его истории про путешествия по миру и увеселения коронованных особ Европы вероятно интересовали Магваера probably appealed to McGuire’s vivid imagination and that sense he had of the magician being not just an entertainer but a larger than life character of heroic proportions.

Магваер старался отблагодарить Малини, он помог организовать несколько магических представлений для польских фокусников в Род-Айленде. Он величал себя “менеджером” и у него были карты с напечатанной рекламой “Эдвард Магваер представляет Макса Малини, Любимого Королевских Семей”. Магваер отмечал всё, что делал Малини и писал про это Доунсу, описывая подробности всех вечерних представлений отмечая одну или две рутины, которые тот исполнял в клубах или на представлениях. Эти описания не содержали чего-то такого, чего не знал Доунс. Со временем он понял, Малини был обычным фокусником и фактически мошенником. Это переросло, возможно, в серьезные различия во мнениях, но Магваер был осторожен и не противоречил своему наставнику и согласился с тем, что Малини ни в коем случае не был “великим” как думали некоторые в Нью-Йорском Узком Кругу. Великим, безусловно, был Хороуитз.

Следующая Остановка Хороуитз

Июль 1926 начался со следующей кампании Магваера. Он написал Хороуитзу, в надежде, что тот ответит, ведь он дружил с Доунсом и делился секретами, но на письма никто не отвечал. Он написал ещё раз, на этот раз от лица Малини, и как он ожидал, ему сразу же ответили и пригласили в качестве гостя в дом Хороуитза. Там он увидел демонстрацию карточной магии, которая превзошла все его ожидания. Это были последние разработки, о которых так отзывался Доунс. Он сказал, что он был “крайне ошеломлен” от удивления, Хороуитз показывал новые трюки, причем один за другим. Он сразу же предложил купить секреты, но Хороуитз остановился и попросил время, чтобы обдумать его предложение, он сказал, что ещё ни разу не разоблачал магию. Обычно он показывал такое только его доверенным друзьям фокусникам, а не фокусникам на стороне. “Хорошие эффекты – это дефицит”, говорил он, “И если умный фокусник видел или наблюдал такую работу, он мог изобрести свой собственный метод для получения желаемого результата”. Магваеру было нелегко отступать с такими запросами. Он написал Доунсу следующее. “Я думаю, что рано или поздно я доберусь до этих секретов, я займусь этим вопросов вплотную”.

В Ноябре Магваер развернул компанию на полную катушку желая влиться в Узкий Круг и добраться до его секретов. Он отправил Доунсу рутину Элла Бакера, другого участника секретного карточного Узкого Круга. Однако, Магваер не мог добраться до Вернона, по крайней мере наладить с ним нормальный контакт. Но у Магваера был туз в рукаве – карточный шулер по имени Вальтер Скотт. Магваер хорошо хранил секрет о существовании Скотта, им он поделился только с Доунсом, летом 1927. И только после того как он познакомился с большинством людей из Узкого Круга, он упомянул в компании своих новых друзей про Скотта, и сказал, что это карточный шулер высочайшего уровня. Они договорились о представлении, как и говорилось в предыдущей главе, и все с интересом ждали это событие. После представления Вальтера Скотта, Магваер с Хороуитзом наладили тесный контакт. По крайней мере, у Магваера было что-то, что представляло для Хороуитза больший интерес, нежели деньги: это были детали потрясающей работы Скотта. Вернона не было в городе тогда, когда Скотт демонстрировал свои способности, и это было на руку Хороутзу, он мог научиться основным нюансам той сдачи карт. Кроме того Магваер отправил ему подробное описание тех техник. Также в письме содержалось описание и подробности других секретов таких как: Сдача Нижних, Сдача с Повязкой на Глазах, и он передал Хороутзу и другим доверенным участникам Узкого Круга специальное устройство для сокрытия карт называемое “Клоп”. Тогда весь этот материал собрали вместе, это и стало брошюрой известной под названием Фантом Карточного Стола. Приблизительно тридцать копий было реализовано, некоторые продавали по 50$ за штуку, на то время это были большие деньги, сегодня это примерно 700$, она стоила в 25 раз дороже, если сравнить её с первым изданием книги “Экперт за Карточным Столом”.

Каждый фокусник, который хотел познакомиться со Скотом, связывался с Магваером как с посредником. Те, кто хотел получить подробные детали работы Скотта должны были обращаться к нему. Какое-то время Магваер отправлял описание работы Скотта Кардини. В письме датируемым 5 января 1930 г., написано: “Я отправляю тебе описание Сдачи с Повязкой на Глазах. Если тебе что-то будет непонятно в описании – спрашивай, и мы с удовольствием отправим тебе нужную информацию”.

Кардини был самым известным фокусником в этой компании. На пике своей исполнительской карьеры и как эстрадная звезда, он был успешнее, чем Нельсон Доунс в свои лучшие дни. Несмотря на то, что он ездил с выступлениями по разным странам, Магваер всегда поддерживал с ним связь и потихоньку Кардини заменил ему его лучшего друга Доунса. Плохими новостями для Доунса было то, что Магваер не всегда хранил секреты, как обещал, это видно из письма датируемого 4 Февраля 1931, он писал Кардини:

You are assured that the cigarette clips and the levitation effect are greatly appreciated, and that this very kind favour will be returned when the opportunity presents itself. Also, it is unnecessary to state that these two ideas will be carefully guarded and will go no further than ourselves. This reminds me – recently have received several letters from T. Nelson Downs asking for the correct “dope” on Al Baker’s “Deck That Cuts Itself” I told him I did not have the correct information. Of course, this is not true, but I think I am justified in telling Downs this as Al Baker gave this effect to us in confidence and we would not betray this confidence for anything in the world.

Одна из причин, по которой Магваер так был привязан к Кардини – были его знания в манипулировании сигаретами, они были частью его представления. Известно и то, что Магваер позже показывал фокусы с сигаретами в своих представлениях, где он появлялся одетым как Дон Кортез, “Человек с Тысячью Прикуренных Сигарет”. Но как бы там ни было в изначальных мотивах, дружба между Кардини, Магваером и Скоттом существовала. Теперь Магваер считал себя, по крайней мере, членом-корреспондентом Узкого Круга. Доунс оставался стороне, и их переписка с Магваером со временем прекратилась. Хоть про это никогда и не говорили, но Узкий Круг, вероятно, причислял Доунса к пожилым людям. Так думал и Кардини.

После представления в Нью-Йорке прошел год, про Скотта по-прежнему много говорили и Магваер захотел, чтобы так всё и оставалось. В письме к Кардини и датируемым 2 Мая 1931 он рассказал про встречу Скотта с Сайлентом Мора и Френком Лейном, оба этих человека были известными личностями в мире фокусов в то время:
Вальтер приехал к Сайленту Море в Бостон всего два дня назад. У меня не получилось приехать с ним вместе к Море. Во время их посиделок с Морой, к ним присоединился Френк Лейн. Это было первый раз, когда Лейн встретился с Вальтером, и Лейн тогда был в приподнятом настроении. Он делал всё, чтобы привести Вальтера в свой офис и чтобы тот показал свою работу с картами, но Вальтер мудро, под вежливым предлогом отказался. В этом же письме упомянули другого фокусника, Раджа Рэбоида, который думал, что умение и опыт Скотта могли бы послужить практическому применению. Рэбоид знал про большую игру в покер, организованную среди “состоятельных ребят из Парк Авеню”. Он думал, что способности Скотта могли бы принести им много легких денег. Магваер рассказал про игру Скотту, но Скотт отказался, он отметил, что ему надо проанализировать ситуацию за несколько недель до того как он сядет за стол чтобы катать.

Вызов Вернона

Всё это произошло в то время, когда Вернон находился не в городе. Появление Скотта в Нью-Йорке для Вернона было неожиданностью. Он давил на Хороуитза, чтобы тот раздобыл информацию у Магваера, и тот попросил Магваера передать ему брошюру Скотта. Интерес представляла сдача вторых. Скотт стал мастером в методе известным под названием “страйк”, и этот метод не был упомянут в любимой книге Вернона, Эксперт за Карточным Столом, кроме того про него не было написано не в одной книге и он был неизвестен большинству фокусников. Один фокусник, который исполнял что-то похожее, был Доктор Эллиотт и Вернон очень хорошо отзывался о нем. Была Вероятность того, что Скотт владел методом, который мог быть лучше. После того как Вернон получил детали от Хороуитза, он изучил технику, отточил её и даже сделал несколько фото с различным положением руки, после он отправил фото к карточному эксперту Джонни Спронгу. Он считался доверенным другом Вернона и не входил в Узкий Круг города Нью-Йорка.

Казалось, что Вернон схватил наживку и в начале 1931 Магваер с восхищением сказал Кардини что сам Вернон интересуется этой темой:
Я сильно удивился, когда на днях получил письмо на четыре страницы от Даи вернона. Да что там говорить, получить просто карту от Вернона это чудо, а тут длинное письмо от него – это большой сюрприз. Даи конечно же интересуется работой Вальтера. Из письма Даи, любой человек сразу может догадаться, что у него был немалый опыт игры в покер.

Вернон начал спрашивать с деталей про техники Скотта. После он использовал шулерский жаргон чтобы назвать их.

Может Вальтер знает про метод “шлифовки карт” получше, чем глицериновый и спиртовой метод?
Вальтер предпочитает вытягивать снизу карты “лежачей рукой”?

Это походило на игру в покер с большими ставками, Магваер не раскрывал сразу все свои карты. Вместо этого он ответил немного непонятно, а скорее вопросом на вопрос. Казалось, он больше дразнил Вернона, а не пояснял тому, он сказал ему, что метод с применением глицерина и алкоголя никудышный и что у Вальтера есть кое-что получше, и что вместо вытягивания карт “лежачей рукой”, у Вальтера есть “совсем другой Карточный Держатель”, хотя он и не объяснил, что это. В конце своего письма Вернон попросил, “Я хотел бы, что бы вы мне рассказали и про другие приёмы, которые применяет Вальтер”. Магваер ответил следующим путающим ответом:

Вы можете отработать следующее движение?
После того как Вальтер раздает карты, и после того как он ложит остаток колоды на стол, он подсматривает сразу же и нижнюю и верхнюю карты. Этот пиём – великолепен и выглядит совершенно и естественно. Когда я говорю что движение очень сложное, я подразумеваю сложность.

Ответы Магваера не содержали ничего толкового, но они соответствовали своей цели и Вернон написал опять, он интересовался информацией. Магваер держал Кардини в курсе всего этого, и в письме датируемым 29 апреля 1931, даже спросил у него совета – нужно ли отправлять Вернону копию наколки Вальтера Скотта, устройства для метки карт. И внезапно Магваер стал откровенным, кроме того он льстил Вернону, а вот письмо написанное 6 Сентября 1931:

Я был очень рад, когда от вас пришло письмо. Я ждал его с нетерпением, как ждет малыш праздник Рождества, когда он приближается.
Я понимаю вас, ведь, наверное, у вас так много корреспонденции. Но, наверное, никто ни ждет от вас так письма как жду его я – с предвкушением.
Я достиг уровня, где я отработал каждую идею, каждое движение, и каждую уловку с колодой карт. Когда вы что-то мне пишите, это стимулирует меня на совершенство, как стимулирует человека энергетический напиток. Ваши письма, и ваши доходчивые объяснения, и способ того как вы описываете искусство работы Вальтера с колодой карт, я уверен УСТРАШИЛО бы даже опытного мастера в этом искусстве. Но я, наверное, исключение, и ваши письма увеличивают мой аппетит, и удерживают мой интерес на высоком тоне, что ж – я благодарю Вас.

В этом же письме Вернон резко удивляется тому, как хорош был Магваер в картах, он говорит следующее:

Вы никогда не упомянули, как хорошо отработали вы все эти примочки Эдди. Я могу поспопить, вы, скорее, второй после Вальтера. Не так ли? Я бы конечно хотел вас обоих увидеть. Я буду рад этому. Большинство ЭКСПЕРТОВ, которых я встретил остаются на уровне детского сада, когда они готовятся что-то сделать вы можете одним глазом это заметить и сказать им, что, и как они собираются сделать.

Не надо быть психиатром, чтобы заметить подстрекание. Вернон теперь был на приёмном конце всех этих историй про Скотта. Он путешествовал по всем Штатам в поисках карточного шулера, в то время когда величайший карточный шулер из всех постучал в его собственную дверь. Этот визит был в то время, когда он отсутствовал, более того, его собственные друзья сделали публичное заявление том, что этот новый эксперт теперь занял его место как самый лучший в мире человек с колодой карт в руках. Можно только представить, что было тогда в душе у Вернона. Должно быть, он очень хотел встретиться со Скоттом, но без посредника-агента Магваера, наверное, потому что он понимал намерения Магваера.

Реальное отношение Магваера к Вернону можно увидеть из письма адресованного Кардини. 25 августа 1931, он написал:

Вальтер сказал, что если Даи хочет приуспеть за карточным столом, он должен полностью забыть о магии и фокусах. Да, это должно быть так, если Даи собирается на каталово в Рено, и в это же время, он намеревается поработать шулером в Колорадо Спрингсе. Также я писал вам про то, что он прислал мне длинное письмо и спрашивал некоторые детали по теме. Вальтер хотел отправить ему все детали. Вальтер говорит: “Даи походу – в теме, и он неплохой парень. Также, я думаю, ему нужны деньги, и я думаю, нам следует попытаться помочь ему”. Я помню, что писал и просил тебя о том, чтобы ты прекратил посылать какие-либо детали о работе Вальтера Даи Вернону, но Вальтер походу думает иначе. Кажись, он думает, что Даи нужна помощь, и он хочет помочь ему. Вальтер также говорит, что та информация, которой интересуется Даи не входит в эксклюзивную систему Вальтера, так что он без раздумий передаст все эти детали Даи, ведь ему просто хочется помочь. Я писал это письмо. Вальтер подошел ко мне и сказал: “Эдди хорошо помоги в этих вопросах Даи – Я могу его понять и вижу, что человек нуждается и хочет заработать пару копеек для себя. Так что помоги ему всем, чем можешь, но не вдавайся в подробности моей эксклюзивной работы”.

Затем он приложил копию всех вопросов, которые задал Даи. Должно быть, Магваер чувствовал себя хорошо так как “стол играл на него”. Несколько лет назад фокусники из Нью-Йорка даже бы и не ответили на его письмо. А сейчас их лидер просил у него помощи и Магваер отвечал ему как новичку.

Чувство его превосходства было в том же стиле, как и у Вернона. У Вернона никогда не было большого стремления заработать деньги, он практически никогда не работал и даже не показывал свою магию публике. Он интересовался картами так же, как художник интересовался краской. У него никогда не было стремления зарабатывать на жизнь фокусами, книга, которая вдохновляла его, была не про эстрадное представление. Но он всегда мечтал поднять область фокусов до уровня искусства, так чтобы его начали воспринимать всерьез, как например, воспринимают танцы. Беспристрастное вырезание силуэтов было легким способом сколотить побыстрому несколько баксов, и предоставляло ему много свободного времени для практики, для исследований и продумывания своей магии. Это свободное время предоставило ему шанс не только стать лучшим технарем в свое время, но и также возможность развивать концепцию, которая сделало его одним из самых великих фокусников двадцатого века.

Может быть, переписка и дала бы что-то Магваеру, но она быстро прекратилась. Письма Вернона содержали много вопросов, но ничего не давали. Магваер также не переносил того факта, что Вернон влиял на всех, тех с кем состоял в переписки сам Магваер. Для всех талантливых фокусников, которые тогда были в Нью-Йорке, Вернон находился в центре внимания и в то же время он не состоял в каких-то кружках и был как бы в стороне от всех – он не входил не в один магический клуб, ничего не написал из книг и хранил свои секреты. Его нельзя было чем-то подкупить или заинтересовать, по крайней мере, таким он казался для Магваера, богатого парня из Ривер Поинта он стал настоящим препятствием.

Информация о работе Скотта дула с другого направления. Кардини сообщил, что он встретил Фосита Росса в Канзасе. Росс был другом Вернона и Доунса, хотя он не так как они интересовался в ловкости рук или игровых техниках. Его вопросы были заданы по поручению Вернона, с Верноном они хорошо дружил. Магваер дал намек Кардини в своем письме (25 августа 1931) на то, что он не хочет, чтобы детали приемов Скотта попали к Фоситу Россу. Эти детали были его козырной картой, и он не хотел, чтобы они попали к Вернону через его друзей.

Что касается Росса, ну… этого парня который встретил тебя в Канзасе. Я и Скотт развлекали его и Доунса год назад, когда они были соседями. Я ничего не имею против этого парня, и считаю его очень умным, но все же, я не хочу, чтобы до него дошли детали работы Вальтера. Он написал мне и просил меня передать ему наброски по этой теме, через тебя, когда ты будешь в Канзасе. Я не писал тебе про него, так как я понял, что у тебя было на день по четыре шоу, я представляю тебя в то время, когда ты приходишь после работы отдохнуть – а тут эти визитеры. Когда-то, он писал мне и спрашивал меня, не мог ли я описать некоторые эксклюзивные темы из системы Вальтера, которые он использует в своей работе за карточным столом, и я обрисовал ему в письме наброски таких систем, которые бы позволяли обыграть другого жулика его же краплеными картами, ну и т.п…, но конечно же я не раскрыл тайны этих систем. Росс приглашал нас со Скоттом к себе и очень хотел нас увидеть, и мы думали к нему поехать, но сейчас у нас пока не получается поехать. Даже если бы мы поехали, я знаю, что Вальтер бы не показал ему детали своей работы – Вальтер просто бы отшил бы идею с объяснением деталей, он нашел бы что ему показать.

Вернон не получил того, чего хотел знать, кроме того он почувствовал напряженность которая росла от письма к письму. И он знал, про то, что Магваер использовал Скотта, что бы раздобыть членство в Узком Кругу, но в то же время его бесил сам факт, что до сих пор он не знал многое про Вальтера Скотта и его методы, хотя Хороуитз имел к этому доступ, и дал ему намеки, когда они встретились покрутить карты. Он дал хороший намек, что очень хочет встретится со Скоттом но ничего не получалось и Магваер перестал быть таким щедрым в раздаче своей информации, Вернон так и остался с вопросом – что же такого особенного в работе Скотта, с которой он до сих пор не сталкивался. 2 Марта 1932 года он написал Хороутзу:

Сэм я очень рад, что Эдди (Магваер) скрывает то, что он знает, потому что я чувствую себя уверенным в вашем стремлении “рассказать” обо всём, про что вы знаете в наше время. Очень явно и то, что Эдди просто использовал Вальтера как “ключ – сезам откройся” к воротам оберегаемых секретов. И надо отдать должное – у него это практически получилось. I was sorry to learn that he thinks I would never have had anything to do with him if it hadn’t been for Walter. Если бы я был хорошим корреспондентом я бы написал ему годами раньше, ещё до того как Вальтер появился на горизонте. Он был очень учтив в ответах мне, и я надеюсь, что в скором будущем я смогу ответить ему какой-либо информацией. Но хотя и сейчас у меня есть дюжина новых тем и идей, если писать об этом – это будет совсем другая тема разговора.

Замечания Вернона не совсем хитры. Он скупо относился к разглашению своих материалов. Каждая книга, напечатанная под его именем, делалась по совместительству с кем-то, кто мог и хотел писать. Но есть и сомнения в том, хотел бы он вести какую-то переписку с Магваером, ещё до появления Скотта. Вернон так скрывал свои секреты, что он даже не позволил добраться до своей секрет работы тем, кто состоял в этой Нью-Йорской группе и когда он показывал что-то другим фокусникам он специально не объяснял нюансы показанного, это и сделало его работу такой отличительной. Если он реально хотел бы поделиться некоторыми своими материалами с Магваером без всякого там письма, он мог бы организовать это всё через своего наперсника, такого как Хороуитз, он бы сделал это. Да и вот это письмо с сожалениями и возможными обещаниями Вернон писал в надежде, что о нем узнает Магваер.

Время шло, и материалы Скотта уже начали раскрываться обычной магической публике, так как брошюру фокусники передавали из рук в руки. Магваера обеспокоил тот факт, что Вернон показал брошюру одному из друзей – Эльсвузу Люмэну. Вернон вновь написал Хороуитзу и пытался через того заверить Магваера, что это не так: никто кроме него не видел брошюру. Но в письме, которое Люмэн написал Кардини (18 апреля 1931 г.) предполагается, что Вернон заблуждался.

Даи получил от Магваера разрешения, чтобы показать мне сдачу вторых которую исполнял Скотт и я буду рад если у тебя есть что-то от них, что бы представляло для меня интерес. Such confidence in me would not be abused и любую брошюру которую ты пошлешь я быстро верну. Как и ты, я очень заинтересован в этой работе и есть только два парня, такие как Хороуитз и Даи которые заслуживают того, чтобы быть в теме.

Перестали приходить письма от Магваера, никакой информации больше не приходило, и не было встречи со Скоттом. Вернон занялся другими вещами, больше всего он хотел найти своего собственного фантома, игрока с экстраординарными способностями, который исполнял такие вещи с картами, какие не мог повторить никакой фокусник, сдавая карты не с низа колоды, и не вторые карты как это делал Скотт, а с середины. Сдача средних считалась Святым Граалем в карточном шулерстве. Если её можно было исполнять так, чтобы никто не заметил, она бы превзошла даже работу Скотта. Это обозначало то, что вы могли бы преодолеть подснятие, на которое Эрднайзе назвал “предметом особой ненависти” для карточного шулера. Карты, которые были секретно затасованы во время фальшивой тасовки, могли бы теперь не потеряться в то время когда другой игрок подснимал колоду. Вы могли бы сдавать их с середины колоды, если бы знали как. Вернон слышал, что один человек делал это, и он решил найти его. А Магваер и Скотт могли бы подождать.

Leave a Reply